Пластическая магия

13:01 / 20 августа 2018
Одним из важнейших разделов пластической хирургии является реконструктивная хирургия, когда врачи возвращают поврежденным органам их функциональность, или даже восстанавливают отсутствующие. Для того, чтобы подробнее рассмотреть назначение и современное состояние этой сферы медицины мы пообщались с пластическим хирургом Ильей Алмазовым.

- В первую очередь: стоит ли проводить параллели между пластической хирургией и реконструктивной?

- Конечно, да! Ведь реконструктивная хирургия – основа эстетической. Еще в античные времена были известны успешные случаи восстановления носов и других частей лица, некоторые из методик до сих пор актуальны. При индийской пластике опрокинутую кожу со лба применяли для восстановления носа, а при итальянской - формировали лоскут на конечности, один конец которого подшивали к носу и дождавшись его приживления, полностью пересаживали.

В развитии пластической хирургии для нашей страны особую роль сыграла Великая Отечественная война. Хирурги сталкивались со сложнейшими задачами в критических условиях, исправляя у солдат дефекты, полученные в результате сражений, бомбежек и обстрелов. В результате был накоплен огромный опыт реконструктивных операций и разработаны уникальные методики.

- Что общего у этих видов пластической хирургии?

- Неудовлетворенность пациента имеющимся дефектом. Но, если мы говорим о реконструктивной хирургии, то этот дефект объективно нуждается в исправлении – утраченные части тела и лица после калечащих операций, травм, ожогов.

В эстетической - пациент чаще всего неудовлетворен чем-либо в связи с «медийными» стандартами красоты. Часто люди, приходя на консультацию, приносят фото какой-либо знаменитости и просят сделать так же. А иногда проблема просто в заниженной самооценке. И если в подобных случаях все может исправить психолог, например, то утраченный нос или молочную железу нет.

- Вновь говоря о восстановлении тканей и органов, какие материалы используются?

- Чаще всего для этого используют собственные ткани пациента. Применяется как пластика местными тканями, так и высокотехнологичные операции с микрохирургической техникой.

- С какими сложностями в нашей стране сталкиваются люди, вынужденные проводить пластические операции?

- Рассмотрим на примере рака молочной железы. Очень часто терапия заканчивается их удалением и проведением последующей лучевой и химиотерапии. Основная проблема – рак – успешно устранена, и на этом система ОМС прекращает свое финансирование. Но после этого у пациента, не успевшего отойти от одной беды, появляется другая – полное отсутствие органа максимально влияющего на уровень самооценки, самовосприятия и привлекательности женщины. Это еще приемлемо, если женщина в пожилом возрасте, а если мы говорим о юных девушках? Этот вопрос государство решить за свой счет не поможет.

- Выходит, если денег на операцию нет, то и не поможет никто?

- В некоторых случаях реконструктивные операции проводят бесплатно из искреннего желания помочь, особенно если дело касается детей и молодых женщин. Если пациент сможет найти средства на расходные материалы, это замечательно, но работу хирурга никто не оплатит. А еще ведь нужно оплатить койко-место на послеоперационный период, держать «бесплатного» пациента не станут.

Варианты финансирования есть, но непростые. Это благотворительные фонды с огромными очередями, меценаты или же настойчивые неоднократные просьбы в Министерство здравоохранения по каждому случаю.

- Подобная практика сложилась во всем мире или только в России?

- За весь мир отвечать не возьмусь, но в Европе данное направление хирургии поставлено на поток и полностью покрывается средствами по медицинской страховке. В России пока все в стадии обсуждения. Центры по реконструктивной хирургии есть в Москве, Казани, Санкт-Петербурге, в основном на базе онкологических НИИ и диспансеров.

- Какую самую сложную операцию в области реконструктивной хирургии вам удалось провести?

- Это восстановление утраченной ушной раковины путем ее формирования из сохранившегося уха. Парню из Башкортостана отрубили ухо. Максимум, что ему предложили местные клиники - силиконовое ухо, которое он бы сам отклеивал и приклеивал. Способов восстановления ушных раковин описано много. В данном случае, ввиду того, что собственное ухо у пациента было солидных размеров, и я решил создать второе из половины аналогичного органа. Данная методика была описана около 100 лет назад и до сих пор актуальна. В итоге получились два аккуратных ушка. Пациент доволен, присылал фотографии.

В 2017 году по приглашению известного профессора пластического хирурга Джона Вандепутта я проходил стажировку на кафедре пластической эстетической и реконструктивной хирургии медицинского университета Бельгии. То, что я увидел в их Национальном Госпитале меня очень впечатлило - по 2-4 реконструктивных операций в день с применением микрохирургической техники! Потрясающе! В основном это реконструкции молочных желез после рака, а также частей тела после травм.

Однажды я видел операцию по удалению опухоли лица с одномоментым восстановлением и протезированием глазного яблока, и все это за 8 часов! Одной командой работали сразу онкологи, пластические хирурги и офтальмологи – уровень! В итоге пациент, выписавшись из клиники, будет полностью социально адаптирован и не переживет все те ужасы социальной изоляции, которые испытывают люди после калечащих операций.

Я очень надеюсь, что вскоре в нашей стране это тоже появится, ведь вопрос внешности также важен с точки зрения социального благополучия человека, как и вопрос физического здоровья!

Читайте также: